Домой Картина дня Перекличка памяти: Николай Большаев

Перекличка памяти: Николай Большаев

830
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Дальний Восток, послевоенное время. Николай Большаев четвертый слева во 2-м ряду (снизу).

Я хочу рассказать о своем отце — Николае Николаевиче Большаеве. Когда началась Великая Отечественная война, ему было 14 лет.

Пытаюсь представить, как он выглядел в далеком 1941 году. Фотографии, по словам папы, были, но сохранить их не удалось.
С детства он мечтал стать военным. Его родители посмеивались, считая планы несбыточными. Мечта сбылась. Не так, как хотелось бы, и ни при тех обстоятельствах, какие выпали на долю.

Отец говорил, что музыка спасала в самые трудные минуты

Война в далекое село пришла с тревожным голосом Левитана. Женщины плакали, мужчины собирали вещмешки. Село быстро опустело, а вскоре почтальон принес первую похоронку.

Подростки, не медля, ушли на свою «передовую». Поля колосились рожью, пшеницей, надо было собирать урожай. Работали мальчишки и девчонки от зари до зари. Мой отец стал трактористом. По тем временам – первым парнем на деревне. Гордился, что именно ему доверили технику.

Когда закончилась Великая Отечественная война, отцу было чуть больше 18 лет

Дорогу в военкомат мог пройти с завязанными глазами. «Куда тебе? Подрасти», — негодовал майор, вернувшийся с фронта после контузии и ранений. В конце 44-го отцу, наконец, повезло. «Что творишь? — причитала председатель колхоза. – Ты же один мужик на всю деревню. – Кого вместо тебя на трактор посажу?»

Великая Отечественная война близилась к завершению, и новобранцев отправили в Маньчжурию. Отец рассказывал, что винтовку освоил быстро, стрелял метко. Воевал без страха, не раз выручал товарищей. В бою за населенный пункт Ганьгоузцы был ранен. Очнулся на поле боя, весь в крови. Первое, что увидел – жало змеи… По-настоящему пришел в себя в госпитале. Санитарки рассказали, что спас его однополчанин Мазит Дашкин – вынес на себе. Медаль «За боевые заслуги» отцу вручили в 50-х, она хранится в семье.

Екатерина Бабина с братьями Евгением и Александром, 1945 год

После войны отец остался в армии. До середины 50-х служил на Дальнем Востоке. Демобилизовавшись, работал на строительстве крупнейшего нефтехимического комбината в Башкирии. Затем трудился на Волжском автомобильном заводе в Тольятти, строил первый, головной Центр технического обслуживания автомобилей «Жигули». Был его директором. Но страсть к перемене мест звала дальше. Появилась мечта уехать в Набережные Челны, где в 70-х строили КАМАЗ.

Наградные удостоверения

О войне отец вспоминал неохотно. Исключением был День Победы. Тогда на столе появлялись фронтовые 100 грамм, семейные альбомы. Рассказывал не о себе, не любил этого. Говорил о друзьях. В конце 60-х, в то время мы жили в Тольятти, во дворе к нему подошел мужчина, лицо которого показалось знакомым. «Мазит. Не узнаешь?» — спросил он отца. Однополчанин жил в Казахстане. После войны постоянно искал сослуживца, которому спас жизнь. Приехал, не надеясь на удачу…

Всю ночь мужчины говорили о войне. А потом долгие годы писали друг другу письма. Когда отец заболел, и родители переехали в Анапу, к морю, связь прервалась. Но о друге отец не забывал до самых последних дней.

Екатерина Бабина (в первом ряду слева), 1947 год

Мама, Большаева (Бабина) Екатерина Семеновна, в годы Великой Отечественной войны трудилась в тылу. Будучи совсем молодой, бралась за самую тяжелую работу. Ее брат Евгений почти мальчишкой ушел на фронт, победный май встретил в Германии. После войны волею судьбы мама оказалась в Таджикистане. Работала корреспондентом в республиканской газете. Приехав домой в отпуск, познакомилась с моим будущим отцом. Без колебаний уехала с ним на Дальний Восток. Они всегда были рядом, до последних дней папы.

АВТОР: Ольга ЧУДИНА. ФОТО: семейный архив

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here